Ведущие факторы деградации здоровья населения и системы здравоохранения в Российской Федерации

Авторы

Опубликовано в 2011 г.

Одним из факторов аберрации анализа является стремление к детализа-ции. При анализе сложных систем, а здравоохранение является сложнейшей искусственной, открытой, управляемой и мягкой системой, имеющей на вхо-де практически все ресурсы и все существующие в природе и все созданные человеком материалы, а на выходе - самый важный для человечества с любой точки зрения «продукт» - возвращенное и сохраненное здоровье, выявление ведущих детерминирующих факторов является непременным условием.

Часть I.

Одним из факторов аберрации анализа является стремление к детализа-ции. При анализе сложных систем, а здравоохранение является сложнейшей искусственной, открытой, управляемой и мягкой системой, имеющей на вхо-де практически все ресурсы и все существующие в природе и все созданные человеком материалы, а на выходе - самый важный для человечества с любой точки зрения «продукт» - возвращенное и сохраненное здоровье, выявление ведущих детерминирующих факторов является непременным условием. При стремлении включения в анализ всех известных и производных факторов приводит к эффекту дымовой завесы – чем больше малозначимого «дыма», тем больше смазывается картина, и тем меньше видны фундаментальные причины существующих проблем.

1. Важнейшей фундаментальной проблемой с когнитивной и практи-ческой точек зрения является разделение понятий «охрана здоровья на-селения« и «здравоохранение».

Система охраны здоровья населения – это комплекс этических, правовых, образовательных, экологических, политических, организационных, управ-ленческих, экономических, материально-технических и специальных медико-биологических перцепций, решений и действий, осуществляемых на государ-ственном, региональном и муниципальном уровнях, обеспечивающих усло-вия для безопасного существования, развития, размножения и реализации интеллектуального, физического и трудового (производительного) потенциа-ла людей; защита их от неблагоприятных воздействий природной, техноген-ной и социальной среды.

Система здравоохранения – это организационная и функциональная часть системы охраны здоровья населения, которая обеспечивает: а) накопление научных знаний в области морфологии, биологии и физиологии человека и влияющих на него факторов внешней среды, в области источников и путей развития заболеваний; б) разработку способов повышения устойчивости че-ловека к неблагоприятно воздействующих средовым факторам и защиты на индивидуальном и популяционном уровнях от агрессивных средовых факто-ров и участие в осуществлении их (профилактика); в) прогнозирование воз-можных угроз здоровью на индивидуальном и популяционном уровнях с ин-формированием государства, общества и людей; г) осуществление специаль-ных мероприятий в специально созданных условиях с применением специ-альных технологий, средств, оборудования и инструментов для наиболее раннего распознавания болезней (диагностика) и устранения их (лечение); д) восстановление нарушенных болезнями функций и трудоспособности людей (реабилитация), е) повышение уровня знаний людей в области сохранения, укрепления здоровья, предупреждения его расстройств и заболеваний (сани-тарное просвещение).

За обеспечение первого ответственность несет государство. За обеспече-ние второго – врачи (здравоохранение) и пациенты (общество).

Признание трехкомпонентности системы «государство – врач – человек» влечет за собой признание необходимости существования взаимной социаль-ной ответственности между компонентами, признаваемыми всеми «правила-ми игры», областей компетенции и взаимных обязательств. Нами такой до-кумент подготовлен впервые в мире в 1999 году и был принят в 2001 году на Всероссийском Пироговском съезде врачей, через десять лет повторно с до-полнениями рассмотрен и одобрен на VII (XXIII) Всероссийском Пирогов-ском съезде врачей в 2010 году – «Медико-социальная хартия Российской Федерации». Документ вполне отвечает сути новейшего международного стандарта ISO 26000 «Социальная ответственность для обеспечения устойчи-вого развития».

2. Человеческие ресурсы являются важнейшими и определяющими для обеспечения безопасного и устойчивого развития, для научно-технического прогресса, экономического и социального благополучия госу-дарства и общества, а здоровье – важнейшим индикатором качества че-ловеческих ресурсов.

При признании на государственном уровне, в обществе в целом и каждым человеком этой максимы здравоохранение не может относиться к сфере ус-луг, обслуживания, что ошибочно настойчиво внедряется в общественное сознание, являясь сферой государственной безопасности и жизнеобеспе-чения, производящей (не производственной, а именно производящей!) сфе-рой. Производимый здравоохранением «продукт» - возвращенное и сохра-ненное здоровье, являясь высшей общественной и государственной ценно-стью, имеет не только качественное, но и количественное, в т.ч. экономиче-ское измерение по прямым и опосредованным оценкам предотвращенных по-терь.

Признание здравоохранения сферой государственной безопасности и жиз-необеспечения влечет за собой изменения не только в ресурсном (в том числе финансовом) обеспечении, но и оплату труда пропорционально его значимо-сти для государства и производительности (экономической эффективности). Нищенская оплата труда врачей и медицинских сестер влечет за собой сни-жение здоровья населения, его производительного потенциала, сокращение средней продолжительности жизни. По этому показателю страна оказалась отброшенной в число самых отсталых из развивающихся стран: по продожи-тельности жизни женцин на 121 место в мире, по продолжительности жизни мужчин – на 136 место. Это надо рассматривать как плату за системную ошибку в определении места здоровья населения в системе общественных и государственных ценностей. А низкую производительность труда – как ре-зультат этой системной ошибки тоже.

В мировой стратегии развития человеческие ресурсы признаются важ-нейшими, а в дальнейшем их роль будет только возрастать. При непринятии действительно радикальных и адекватных вызову времени мер по оздоровле-нию населения страна обречена на дальнейшее отставание в развитии и на депопуляцию. Больные люди не способны обеспечивать прогресс во всех сферах.

3. Медицинская помощь и медицинская услуга – это разные понятия, а их смешение носит опасный характер для общества и государства.

Происходящее смешение понятий, более того, признание «продукта» здравоохранения медицинской услугой разной по сложности и стоимости привело к большим деформациям правового пространства, общественного сознания, нормативной базы здравоохранения, взаимоотношений в микро-системе «врач-пациент», к развитию коррупции, к нравственной деградации врачей и медицинских сестер, к большим проблемам для людей (пациентов).

Медицинская помощь – это процесс, возникающий при наличии объек-тивной потребности у отдельно взятого человека или больших групп людей в предупреждении возможных расстройств здоровья, в устранении уже имею-щихся его расстройств в результате заболевания, в облегчении обусловлен-ных заболеванием страданий, в предотвращении смерти, в скорейшем вос-становлении нарушенных болезнями функций и трудоспособности, а также в участии человека, способного удовлетворить эту потребность.

Медицинская помощь может быть оказана только специалистом, обла-дающим особыми знаниями, образованием, навыками, имеющим необходи-мый опыт, имеющим государственную лицензию на осуществление того или иного вида медицинской деятельности, располагающим необходимым обо-рудованием, владеющим особыми технологиями, а в ряде случаев – обеспе-ченным специально созданными для этого условиями (кабинет, лаборатория, операционная и т.п.).

Медицинская услуга – это многообразный вид мероприятий, создающих человеку определенные условия и облегчающих возможности удовлетворять свои потребности при вызванных болезнью ограничениях, которые могут быть осуществлены при наличии у лиц, производящих эти мероприятия, ока-зывающих помощь специальных медицинских знаний, образования, владения технологиями, имеющими определенный опыт (перестелить постель после-операционному больному, напоить больного с зубо-челюстной травмой, со-провождение в поезде или самолете, выступить свидетелем или экспертом в суде, оформить медицинскую страховку, доставить лекарственный препарат и мн.др.).

Разница, как видно, колоссальная. Но подмена понятий происходит не спонтанно, а целенаправленно. Это делает возможным непринятие закона о правах врача и государственном страховании профессиональной ответствен-ности, позволяет оплачивать труд врача по тарифам ниже оплаты труда уборщицы или на уровне оператора стиральных машин в прачечной. Труд медицинской сестры еще ниже. Для примера: врач в России в среднем имеет заработную плату около 15000 рублей, т.е. 500 долларов Медицинская сестра в Норвегии получает около 4000 долларов, в США – до 10000 долларов в месяц.

Врач и медицинская сестра в России не являются субъектами права, не имеют лицензий, что при подспудно начавшейся приватизации в здравоохра-нении исключает их возможность участия в этом процессе, сохраняя за ними статус наемных работников.

4. Политический императив и генеральный план.

Строительство любого по сложности многоэтажного дома невозможно без концепта, проекта, генплана и рабочих чертежей. Аксиома! Строительство столь многоэтажного и сложнейшей внутренней конструкции «дома» здраво-охранения уже более двух десятков лет осуществляется без политического императива – какую систему здравоохранения предстоит создать в стране? Этого не знает никто! Существуют четыре варианта:
а) государственную,
б) государственно-частную,
в) частно-государственную,
г) частную.

По логике и вектору государственного развития из перечисленных вари-антов крайние отпадают. По здравому смыслу, предполагая, что система здравоохранения на самом деле есть сфера государственной безопасности и жизнеобеспечения, логично было бы предположить, что государственно-частную. Также логично, как полиция, ФСБ, армия, оборонная промышлен-ность не могут быть частными по определению. На самом деле по сложив-шейся уже ситуации система здравоохранения становится все более и более частно-государственной, если за основу рассуждений брать пропорции пла-тежей.

В настоящее время непосредственные платежи населения во всех объемах затрат на оказание медицинской помощи составляют уже по мнению отече-ственных и зарубежных экспертов 60 и более процентов (без учета непосред-ственных противозаконных «теневых» платежей пациентами непосредствен-но медицинскому персоналу).
В странах с самыми высокими показателями экономического развития этот показатель не превышает 24 процентов. В развивающихся странах с вы-соким уровнем благосостояния населения – 35%, в развивающихся странах со средними доходами населении – 45%, в развивающихся странах с низкими доходами населения – 45 – 50%.

Ни одна страна в мире за исключением самых примитивных и отсталых не имеет частной системы здравоохранения и не стремится к приватизации, ви-димо, осознавая, что эпидемия холеры или чумы пострашнее суверенного дефолта, а потому важно в здравоохранении иметь государственный верти-кальный стержень, вокруг которого может быть столько частного, сколько потерпит и выдержит население страны.

Второе – это проект и генплан. Минздравсоцразвития РФ третий год не может создать Концепцию развития здравоохранения. Отчасти, наверное, по-тому, что нет политического императива. Но еще и потому, что в этом «шта-бе» отрасли по недомыслию изгнали почти всех специалистов в области ор-ганизации здравоохранения, а, как оказалось, классные экономисты, бухгал-теры, программисты и прочих специальностей работники, увы, не могут мыслить стратегически в области охраны здоровья населения и развития сис-темы здравоохранения. Непрофессионализм во всех областях является при-чиной импотенции и неудач, а в столь сложной области, как здравоохране-ние, в особенности. И потому реформы носят несогласованный, сумбурно-хаотический порядок, направлены не на устранение причин кризисных явле-ний, а на их последствия, во многом имеют неправильный вектор.

5. Социальная ответственность государства за здоровье населения и здравоохранение.

Первые признаки стремления государства уменьшить свою ответствен-ность за охрану здоровья населения проявились не только в низчайшей опла-те труда врачей, медицинских сестер и иже с ними. Они проявились в, каза-лось бы, далеких от медицины, а на самом деле самым непосредственным образом связанных областях: а) большинство стадионов стали могучими ба-рахолками, б) большинство летних спортивно-оздоровительных лагерей для детей стали складами и коммерческими фирмами, в) детские сады, в том чис-ле для ребят с отклонениями в здоровье, стали офисами, г) фармацевтическая промышленность оказалась разрушенной почти до основания, д) медицин-ское приборостроение влачит жалкое существование, е) недавно даже отме-нили жесткий государственный контроль за качеством продуктов питания и мн.др.

Но самым большим признанием об уходе государства от ответственности за здоровье населения являются предусмотренные Федеральным законом от 08.05.2010 г № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового поло-жения государственных (муниципальных) учреждений» положения. Закон вступил в силу с 01.01.2011 г., но населению никто не сказал, что предусмат-ривается на самом деле при преобразовании государственных лечебно-профилактических учреждений в три новых типа: казенные, бюджетные и ав-тономные учреждения.

И. действительно, принципиальных отличий между ними немного. В ка-зенных, которые будут работать, как и прежде, по смете, и которых будет очень немного – 5-7 процентов (главным образом лепрозории, для социально опасных заболеваний и выраженных психических расстройств), ничего осо-бенного не произойдет. В бюджетных и автономных расширится немного самостоятельность. Принципиально важно не это, а другое: в казенных не-многочисленных учреждениях здравоохранения сохранится субсидиарная ответственность государства. В автономных учреждениях ее нет с мо-мента основания как факта, а в бюджетных ее предполагается отменить…

Таким образом, все претензии врачам и руководителям учреждений в 90 и более процентах случаев. Государство за здоровье населения не в ответе! Решайте все свои проблемы сами, лучше по закону, если понадобится, то в суде, который скоро станет самым совершенным и самым справедливым.

Вероятнее всего, это и есть первопричина, по которой долгие годы не объ-являлся политический императив в области охраны здоровья населения и здравоохранения, по которой министерство здравоохранения было преобра-зовано в Минздравсоцразвития РФ, по которой медицинская помощь транс-формировалась в медицинские услуги, по которой долгие годы «разрабаты-вается» концепция здравоохранения, по которой не принимается более двух десятилетий проект закона о правах пациента и закон о профессиональной медицинской деятельности, закон об интеллектуальной собственности вра-чей, по которой врачи и медицинские сестры не становятся субъектами пра-ва, по которой неуклонно растут платежи населения за оказанную медицин-скую помощь и не перечислимое множество другого, тоже являющегося следствием.

Возникает вопрос о том, как это согласуется с международно признавае-мыми нормами по социальной ответственности?

И второй вопрос: сколько лет понадобится для того, чтобы устранить дос-таточно прозрачно проступающие контуры и масштабы последствий от такой политики в области охраны здоровья населения и здравоохранения, от такой чудовищной системной ошибки?

6. Кто платит, тот заказывает музыку. Или о том, сколько лет еще в России марш Мендельсона будет звучать на 800 000 раз реже в год, чем похоронный марш?

Демографическая проблема в начале нового тысячелетия стала осозна-ваться как реальная угроза дальнейшему государственному развитию. Оказа-лось, что избытки нефти и газа натолкнулись на недостаток человеческих рук. А не сильно старательная и еще менее ответственная, хотя и очень де-шевая иммиграционная рабсила из азиатских стран – это не самый лучший выход из создавшегося положения.

А русские «бабы» уже не хотят плодить нищету. Не подтвердился тезис, что они наплодят сколько угодно много. Умнее и социально ответственнее стали не «бабы», а русские Женщины, низкий им поклон за мужество и дол-готерпение…

Минздравсоцразвития РФ утверждает, что идет процесс снижения сверх-смертности. И оперирует статистикой по интенсивным и экстенсивным пока-зателям, не утруждая себя особо очень невыгодными простейшими расчета-ми корреляции, регрессии и детерминации, доверительных интервалов.

Но верно, что «смертельного» и предельного по существующей средней продолжительности жизни возраста не достигли, а потому и не умирают не родившиеся в период Великой Отечественной войны и в первые послевоен-ные годы. Как хорошо в шутку сказал в прошлом английский премьер-министр Дизраэли «Есть три вида лжи: просто ложь, наглая ложь и статисти-ка». В разработанном и опубликованном одном из вариантов проекта до сих пор так и не принятой Концепции развития здравоохранения чиновники-разработчики явно проговорились невзначай и на весь мир, сообщив, что у нас сейчас вовсе не 8 – 10 процентов, как раньше сообщалось, а 38,5% со-ставляет относительный «вклад» здравоохранения в показатели общей смертности. При таком раскладе было бы естественным и разумным ожидать не отказа государства от субсидиарной ответственности за здоровье населения, а не-медленного взятия инициативы и ответственности на себя. Хотя бы по про-стой приземленной логике крестьянина: если потери урожая зависят от ис-черпавшей свой ресурс и ослабшей пахотной лошади, ее надо немедленно заменить на другую, молодую и сильную, или даже на две, впряженные в один плуг. И надо этих лошадей хорошо кормить!

Без сокращения сверхсмертности повышение рождаемости даст такой же результат, как энергичное вливание воды в дырявое ведро. Наполнить мож-но, но очень ненадолго.

Повышение рождаемости за счет на самом деле мизерных подачек в виде материнского капитала, передачи земельных участков в вечное пользование при рождении трех или более детей – это энергичное вливание воды в дыря-вое ведро. Сравнение образное, но точное. Эффект будет, но только до выбо-ров, а после них надо будет снова чаще заказывать похоронный марш вместо марша Мендельсона.

Возникший демографический дисбаланс в России уже не тенденция, а ус-тойчивая закономерность, для изменения которой требуется не эмпирический «кавалерийский наскок», а разработка и осуществление действительно науч-но-обоснованных и системных, притом, весьма затратных мер, с увеличением на эти цели доли от ВВП не 5 и не 7, а минимум 10-15 процентов от ВВП.

Часть II.

Сложные системы, а система здравоохранения таковой является, для ана¬лиза должны быть подвергнуты разложению на составляющие, и на те связи, которыми эти составляющие соединяются друг с другом и с системой в це¬лом. Если понимание системы и ее описание должны строиться по принципу «сверху вниз», то преобразования и модернизация должны осуществляться, наоборот, – «снизу вверх».

Неделимой составляющей системы здравоохранения, ее корпускулярной основой, в которой по сути дела происходят основные процессы – профилак¬тика, диагностика, лечение и реабилитация, является микросистема «врач – пациент». В этой «микромолекуле» сконцентрированы и сфокусированы все достижения и все недостатки макросистемы. В ней, как в капле воды, отра¬жается весь океан. И эта молекула находится в равновесном и устойчивом состоянии благодаря особой внутримолекулярной силе, удерживающей обе компоненты во взаимном притяжении – качеством медицинской помощи.

Законы, государственная политика, нормативная база, ведомственные рег¬ламентации, стандарты, материально-техническая база – это, образно говоря, колба, а финансовые ресурсы, специальные технологии, специальные меди¬цинские знания, лекарственное обеспечение – это та среда, которой напол¬нена колба, и в которой мириады молекул осуществляют свое броуновское движение в поисках той точки, где происходит с наилучшим конечным ре¬зультатом эффект от взаимодействия. Любое преобразующее и улучшающее воздействие на систему предусмат¬ривает, прежде всего, и в первую очередь оптимизацию в неделимой конеч¬ной составляющей, затем в связях первого порядка, затем по восходящей, т.е. от простого к все более сложному.

Современная ситуация, к сожалению, напротив, характеризуется стремле¬нием к преобразованию «колбы» и содержащейся в ней среды, но совер¬шенно не затрагивает эту самую «молекулу» здравоохранения. В этом со¬стоит основная системная и управленческая ошибка, и это порождает низкую эффективность всех проводимых реформенных преобразований.

1. Деньги как диэлектрик блокируют импульсы и разрушают микро-сис¬тему «врач – пациент».

Тот, кто вводил систему оказания платных медицинских услуг в государ¬ственном секторе здравоохранения, не являясь врачом, очевидно, не подозре¬вал, какой мощности разрушительный медленно действующий яд заклады¬вается в здравоохранение, и к каким трудно устранимым последствиям при¬ведет хроническое отравление им.

Для главных врачей лечебно-профилактических учреждений государст¬венного сектора здравоохранения легализация платных медицинских услуг явилась величайшим благом, позволяющим дополнительной оплатой низко¬оплачиваемых врачей, медицинских сестер и вспомогательного технического персонала сдерживать отток кадров, а также «затыкать дыры», содержать уч¬реждение и себя на более или менее приличном уровне. И потому они не ста-ли роптать против уродливого по своей сути явления, когда на приобре¬тенном за государственный счет оборудовании, в стенах построенных за го¬сударственный счет учреждений здравоохранения, за оплаченные по бюд¬жету и за счет средств обязательного медицинского страхования виды и объ¬емы медицинской помощи с пациентов обманным путем стали взиматься на¬личные деньги.

Масштабы такого «узаконенного побора» измеряются миллиардами руб¬лей ежегодно. По данным Федерального фонда ОМС за 2009 год (за 2010 г. данные будут не ранее апреля – мая 2011 г.) при проведении 16,7 миллионов медико-экономических экспертиз выявлено 5 миллионов нарушений, в том числе 2 199 260 случаев необоснованного завышения стоимости оказанных медицинских услуг, но, что еще более уродливо, – 1 239 756 случаев выстав¬ления счетов за фактически не оказанные (!) медицинские услуги.

Главные врачи стали приобретать оборудование и лекарственные средства по намеренно завышенным договорным ценам, получая «откаты». И потому их нисколько не удивило и не возмутило приобретение Минздравсоцразви¬тия РФ компьютерных ядерно-магнитно-резонансных томографов по ценам в 150 – 200 миллионов рублей при реальной их стоимости в 30 – 40 миллионов. Яд отравил руководителей здравоохранения всех уровней, деформировал их профессиональную и менеджерскую нравственность.

Врачи и медицинские сестры стали получать от пациентов деньги не по¬сле успешно проведенного лечения, как это имело место иногда и ранее, а чаще всего в виде предоплаты. При этом, войдя во вкус, оправдывая себя пронизавшей все общество и все государственные сферы коррупцией во все возрастающих размерах, эти криминальные «гонорары» стали измеряться трех, четырех и даже пятизначными цифрами не в рублях, а в долларах. Ме¬дицинская помощь и медицинские услуги стали оказываться эвентуально, в зависимости от того, сколько и куда платит пациент: в кассу учреждения или непосредственно в руки врача или медицинской сестры.

Так произошло разъедание профессиональной нравственности врачей и медицинских сестер «денежной раковой опухолью».

Еще в 2005 г. учтенные (легальные) прямые платежи населения за оказан¬ную медицинскую помощь и медицинские услуги вплотную приблизились к 300 миллиардам рублей в год. И потому не вызвало никакой общественной протестной реакции экспоненциальное увеличение аптечных розничных цен на лекарственные препараты в несколько раз (отдельных – в десятки раз).

опасность ценового «беспредела» в фармации потребовала личного вмешательства Президента страны, поскольку произошло крайне не¬выгодное и опасное для государства на самом деле сокращение доступности медицинской помощи.

Как результат низкой доступности медицинской помощи при простых формах заболеваний и на ранних стадиях развития сложных заболеваний, стала возрастать потребность в высокотехнологичных и чрезвычайно дорого¬стоящих видах медицинской помощи.

Произошла реализация принципа «жадный платит дважды». Экономия го¬сударства на профилактике и первичной медико-санитарной помощи обора¬чивается необходимостью инвестировать в здравоохранение все возрастаю¬щие объемы средств для обеспечения высокотехнологичной медицинской помощи пациентам (гражданам), для которых размеры оплаты лечения в де¬сятки и сотни тысяч долларов становятся просто непосильными.

Коррупция в здравоохранении, сочетающаяся с деформацией веками фор¬мировавшихся принципов и профессиональной нравственности, разрушение доверия в ближайшее время обернутся для государства одним из компонен¬тов потенциально возможного разрушительного социального взрыва. Обре¬ченный на смерть не имеет ограничителей в проявлениях и формах своего индивидуального и коллективного протеста.

2. Потребность в здоровом образе жизни: иллюзии и реальности.

Количество плавательных бассейнов и их пропускная возможность в г. Москве таковы, что только 0,2% населения могут использовать их для своего оздоровления. Если не принимать во внимание стоимости.

Еще хуже обстоит дело со стадионами и спортивными площадками для занятий не олимпийским и профессиональным, а оздоровительным массовым спортом и физической культурой уже окончательно спивающихся от безде¬лья граждан.

Вместо этого на каждом углу чрезвычайно опасные для здоровья солярии с призывными вывесками, весьма недешевые фитнес-центры и платные тре¬нажерные залы для накачивания бицепсов. «Лужковское градоустройство» предусматривало не только в Москве, но и повсеместно в стране ликвидацию междомовых детских спортивно-развлека¬тельных сооружений, хоккейных коробок, волейбольных площадок, т.е. всего того, что на самом деле является базой для привития с ранних лет потребно¬сти в здоровом образе жизни и для обеспечения реализации этой очень важ¬ной для здоровья потребности. На их месте появились торговые точки и сто¬янки для автомобилей.

Молодежные спортивные загородные базы превращены в складские по¬мещения и в различные законные и незаконные, «теневые» цеха по произ¬водству силами китайских и иных легальных и нелегальных «рабов» под¬дельного ширпотреба с лейблами известных зарубежных фирм.

Если все это и есть государственная политика в области объявляемой на декларативном уровне приверженности государства к формированию по¬требности у населения ведения здорового образа жизни, то тогда непонятно, на какой результат можно рассчитывать. Трудно полагать, что восстановле¬ние и создание базы может быть осуществлено за счет самих граждан.

Вторая проблема. Лет тридцать - сорок тому назад в каждом магазине ви¬сели идиотские таблички о том, что хлеб надо хранить от мух, а руки мыть перед едой с мылом. Идиотские потому, что никто не хотел и без этого напо¬минания есть засиженный мухами хлеб и грязными руками. Но важные по¬тому, что постоянно напоминали людям об источниках и переносчиках за¬разы – о мухах и о микробах.

А потом были ликвидированы все дома санитарного просвещения, кото¬рые производили в шершавых невзрачных обложках и массовыми тиражами брошюры по предупреждению различных заболеваний. Их место в поликли¬никах и в аптеках на журнальных столиках заняли глянцевые цветные про¬спекты, рекламирующие лекарства. Произошло явно неразумное и очень не¬выгодное для государства явление – трансформация общественного сознания от профилактики болезней к лечению их. Население (пациенты) стали хотеть эффективно и качественно лечиться. И стали оценивать деятельность госу¬дарства и здравоохранения по этому критерию.

Декларируя необходимость формирования здорового образа жизни, госу¬дарство не имеет намерений создавать для этого соответствующей базы. Стремясь как-то ограничить непомерное потребление явно вредных для здо¬ровья населения алкоголя и табака, оно ограничилось введением угрожаю¬щих надписей на пивных банках и сигаретных пачках, обязав это делать са¬мих производителей, а также повышением цен, не затрачивая при этом ни копейки, не замечая достойного внимания и восприятия опыта некоторых штатов в США, например, о направлении 10% акцизных сборов, получаемых за эти вредоносные психотропные продукты на устранение причин злоупот¬реблений ими и на компенсацию последствий.

Переход от деклараций к действиям – это тоже весьма затратный, но не¬обходимый путь, если действительно государственная стратегия предусмат¬ривает не сокращение численности населения, а повышение его качества, оз¬доровление, повышение производительного потенциала общества, незави¬симо от мировых цен на нефть.

3. Непрерывное повышение уровня знаний и профессиональной квали¬фикации врачей и медицинских сестер.

Квалификационный уровень врачей и медицинских сестер является важ¬нейшим условием эффективной деятельности системы здравоохранения. Кто должен быть главным образом заинтересованным в квалификационном уровне любых работников, а в такой области как здравоохранение - в осо¬бенности? Сам работник или работодатель? Наверное, главным образом ра¬ботодатель, если верить У.Э. Демингу, или просто следовать здравому смыс-лу и логике. Следовательно, работодатель заинтересован в том, чтобы врачи и медицинские сестры были не только высокообразованными, но и система-тически пополняли свои профессиональные знания и навыки.

На самом деле сейчас все больше и больше последипломное образование становится платным для врачей, а литература все менее и менее доступной по причине роста цен на солидные профессиональные книги, каждая из кото¬рых стала стоить от 5 до 10 % месячного заработка «среднестатистического» врача.

Более того, современными подходами к последипломному образованию врачей предусматривается дискретно-периодическое (один раз в 5 лет) про¬хождение усовершенствования для получения или подтверждения (пролон¬гации) сертификата специалиста. За пять лет происходят большие изменения в нормативно-правовой базе здравоохранения, появляются новые научные данные, фактически на 50 - 70 процентов обновляется номенклатура лекарст¬венных средств. Во всем мире давно замечено это, и последипломное образо¬вание осуществляется непрерывно, а рабочие места врачей оборудованы ком-пьютерами с не лимитированным доступом в Интернет. Такой подход выго-ден работодателю, заинтересованному в качестве медицинской помощи, в высокой конкурентоспособности медицинских организаций.

Весьма сложное положение медицинских образовательных учреждений побуждает их к оказанию платных образовательных услуг. И как результат появилось большое число учреждений, не имеющих для последипломного образования соответствующим образом оснащенной базы, высококвалифи¬цированных профессорско-преподавательских кадров, но имеющих желание зарабатывать деньги. При таком положении качество последипломной подго¬товки стало низким, уровень знаний не соответствующим имеющимся по¬требностям, и, как следствие, качество медицинской помощи населению не повысилось.

Много лет обсуждается вопрос о том, стоит или не стоит воспринимать успешный зарубежный опыт по внедрению системы накопительных образо¬вательных кредитов, которая без принуждения побуждает врачей и медицин¬ский менеджмент к непрерывному повышению уровня профессиональных знаний и квалификации.

Но самым существенным недостатком последипломного образования, формализма и низкой эффективности является потрясающе низкий уровень оплаты труда профессорско-преподавательских кадров: заработная плата до¬цента, кандидата наук колеблется в диапазоне 8 000 – 10 000 рублей (250 – 300 долларов) в месяц, а профессора, доктора наук в диапазоне 12 000 – 15 000 рублей (400 – 500 долларов) в месяц, т.е. на уровне самого низко ква¬лифицированного работника (уборщица в метро – 25 000 рублей, водитель автобуса – 40 000 – 60 000 рублей). Сравнения с оплатой труда профессор¬ско-преподавательских кадров в экономически успешно развивающихся странах дают еще более удручающую картину. Если не произойдет пере¬смотра оплаты труда тех, кто учит, то качество знаний у тех, кого учат, ста¬нет еще более низким в ближайшие годы. И никакое Сколково не сможет приостановить научно-технической деградации государства.

4. Информационная недостаточность также опасна как сердечная или почечная недостаточность. У нас в стране нет обязательной для всех врачей и бесплатной для них фе¬деральной профессиональной газеты. Медицинский халат, тонометр и скаль¬пель врачу выдаются бесплатно работодателем. Без этого никак нельзя. А без современной, новейшей профессиональной информации можно. Без Интер¬нета тоже. Такая кривая логика свойственна современному высшему меди¬цинскому менеджменту.

У нас нет федерального медицинского периодического издания для паци¬ентов, в котором была бы не реклама лекарств, а советы врачей по профилак¬тике заболеваний и разумному поведению пациентов в период болезни, а так-же врачебные предупреждения о прогнозируемых угрозах здоровью.

В лечебно-профилактических учреждениях нет удобной для пользования пациентами и понятной им системы информации о видах и объемах меди¬цинской помощи, которая оказывается по программе государственных гаран¬тий бесплатно, какая уже оплачена средствами ОМС по имеющемуся в руках страховому медицинскому полису. И потому они безропотно получают на¬правления на платные исследования и процедуры уже оплаченные государ¬ством. Деформация профессиональной нравственности под влиянием при¬нявшего невероятные масштабы в стране стремления к наживе делает руко¬водителей лечебно-профилактических учреждений не заинтересованными в полной и достоверной информации пациентов.

Пациенты не могут по определению оценивать квалификацию врачей и медицинских сестер, а внешние признаки – доброжелательность и внушаю¬щий доверие внешний вид ее никак не отражают. Безусловно, пациенту не нужно знать замужем врач или разведенная, но принципиально важно знать квалификационную категорию, когда и где врач обновлял свои профессио¬нальные знания, какими медицинскими технологиями он или она владеет, а какими нет, что входит в должностные обязанности и права врача, а что не предусматривается его должностными полномочиями и обязанностями.

Отсутствие этих знаний порождает конфликтные ситуации, которые не способствуют высокому уровню доверия и сильно отражаются на удовлетво¬ренности пациентов. В микромолекуле здравоохранения, в системе «врач – пациент» создалась информационная недостаточность, которая не менее опасна, чем сердечная или почечная недостаточность. Обе составляющих молекулы здравоохране¬ния - и врач, и пациент испытывают информационную недостаточность в равной мере, а вместе – вдвойне. Никто не оценивал и не измерял экономиче¬ские потери от информационной недостаточности и положительный резуль¬тат от медицинского просвещения населения, но он очевиден, как свидетель¬ствуют первые несколько десятилетий становления и развития государствен¬ной системы здравоохранения в нашей стране.

5. Право на сохранение конфиденциальной информации.

Доверие является важнейшим ресурсом и условием эффективности взаи¬модействия в микросистеме «врач – пациент». Без этого невозможно эффек¬тивное взаимодействие и обеспечение качественной диагностики и лечения.

В последние годы при вялой борьбе государства с распространением пи¬ратской электронной продукции на лотках продавцов дисков появились базы данных на владельцев жилья, автомобилей и многого другого, что коррумпи¬рованные чиновники охотно продают, а интересующиеся граждане, в том числе с криминальными целями, охотно потребляют.

Перевод медицинского документооборота на электронные носители и формирование банков и баз данных в лечебно-профилактических учрежде¬ниях ставит проблему защиты конфиденциальной информации и персональ¬ных данных больных очень остро. Персональные данные на неизлечимо больных людей, больных психическими заболеваниями в условиях высокой криминогенности в стране могут быть способом преступного завладения собственностью и субстратом, «сырьем» для терроризма. Однако в этом направлении не принимается должных мер и не выделяется на это соответствующих государственных инвестиций.

Безусловно, приведенным выше далеко не исчерпывается спектр тех про-блем, которые имеются в неделимой составляющей – в молекуле здравоохра-нения, в микросистеме «врач – пациент». Следует признать, что в проектах реформирования здравоохранения эта область наименее разработана, в то время как именно с нее, казалось бы, по здравому смыслу и логике, должны начинаться и осуществляться поэтапно все реформенные преобразования.

Можно сколько угодно много вкладывать государственных средств в сис¬тему здравоохранения, каким угодно современнейшим и дорогостоящим ди¬агностическим и лечебным оборудованием оснащать лечебно-профилактиче¬ские учреждения и медицинские организации, но это не даст никакого ре¬зультата, если без надлежащего внимания и преобразований будет оставлено очень специфическое пространство взаимодействия врача и пациента.

(Продолжение статьи читайте в следующем номере)

В данной статье были использованы материалы из статистического сборника Росстата и мировой стати-стики здравоохранения (материалы ВОЗ).

Источник:  Журнал «Представительская власть»

Журналы о качестве

Журналы РИА «Стандарты и качество»

ВОК приглашает

EOQ Congress 2017

ВДК 2014: Фотоальбом

ВДК - 2014. Ульяновск

Рассылки

Подпишитесь на бесплатную
электронную газету Quality News

* Пожалуйста, укажите ваш e-mail адрес:

Email *

Темы