Развал РАН

Авторы

Опубликовано в 2014 г.

У А.П. Чехова были такие слова: «Наука — самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека, она всегда была и будет высшим проявлением любви, только ею одною человек победит природу и себя».

В декабре 2013 г. ушел из жизни мой друг и коллега, академик РАН, Герой России Валентин Михайлович Пашин. Если раньше при встречах мы говорили о проблемах кораблестроения, возрождении отрасли, то в последний год его жизни наши беседы сводились к теме развала РАН.

Не реформирования, а именно развала. За долгие годы дружбы мы побывали с ним в разных странах мира, в различных научных институтах, фирмах, встречались с известными учеными. Из их уст слышали оценку нашей науки, которая никак не корреспондируется с мнением Минобрнауки России и несгибаемого министра Д.В. Ливанова.

Мы побывали в центре Тэйлора под Вашингтоном (аналог нашего ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, которым долгие годы руководил В.М. Пашин). После этого посещения пришли к выводу, что уровень отечественных научных исследований не уступает американским, а по отдельным позициям опережает их. Ах, как хотели американские специалисты закупить у нас отдельные «крыловские» методики, технологии. Мы устояли…

«Как можно объединять академии? — возмущался Валентин Михайлович. — Это странное, ничем не объяснимое решение». И я согласился с ним. Разнопрофильные организации, со своими традициями, научными представлениями, системой управления объединять нельзя.

В.М. Пашин возмущался, что ему, академику, профессору, приходится часто отчитываться в разных инстанциях перед бюрократами, принимающими стратегические решения, но не владеющими элементарными знаниями по заслушиваемому вопросу. Он очень переживал за существующую кадровую политику.

Однажды позвонил мне и сказал: «Опять назначили одного из руководителей корпорации с нулевыми знаниями в судостроении. Когда же это кончится?»

Мы были едины во мнении, что в правительстве нет людей, понимающих всю масштабность современной техники и науки. А те идеи реформирования науки, которые предлагают научные сообщества, просто отвергаются. Разве можно допустить, чтобы снижался интеллектуальный потенциал страны?

Сейчас доля России на рынке высоких технологий составляет 0,2%, Китая — более 10%, США — 30%. Валентин Михайлович был не согласен с критерием эффективности науки — количество публикаций в зарубежных изданиях. Приводил примеры нашего технического триумфа в 60—80-е гг. прошлого столетия, когда не ставилась цель обязательно публиковаться в зарубежных изданиях.

«Ты знаешь, — говорил В.М. Пашин, — хотя я и член различных советов и комиссий при Президенте РФ, Правительстве РФ, РАН, министерствах, но мой голос тонет в хоре бюрократов, поэтому с ностальгией вспоминаю о золотом веке нашей науки.

Однажды мы участвовали в международном форуме в Будапеште и были удивлены ростом инвестиций в экономику этой небольшой страны. А где обещанный рост инвестиций в нашу экономику? Сейчас Россия занимает 70-е место в мире по уровню развития инновационной составляющей в экономике.

Это Слово получилось немного мрачноватым, но тут я вспомнил, как Валентин Михайлович обрадовал меня, сказав, что читает журнал «Стандарты и качество» от корки до корки, а цифры в рубрике «Без комментариев» использует в работе и своих многочисленных выступлениях. Поэтому мой оптимизм непоколебим. Давайте будем оптимистами, дорогие читатели. Берите пример служения Родине с таких великих людей современности, каким был Валентин Михайлович Пашин. На одной из наших последних встреч он сказал: «Все равно прорвемся, только жаль, что жизнь коротка».

P.S. Вспомнил слова персидского поэта Саади: «Никто не вечен, все уйдет,
Но вечно имя доброе живет».

Источник:  Журнал «Стандарты и качество»

Журналы о качестве

Журналы РИА «Стандарты и качество»

ВОК приглашает

EOQ Congress 2017

ВДК 2014: Фотоальбом

ВДК - 2014. Ульяновск

Рассылки

Подпишитесь на бесплатную
электронную газету Quality News

* Пожалуйста, укажите ваш e-mail адрес:

Email *

Темы